Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

  • slovods

СТРАНИЦА ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫХ (верхний пост)

НАШ СТАРЫЙ (ДО АПРЕЛЯ 2014 ГОДА) САЙТ "СВОБОДНОГО СЛОВА" МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ

До недавнего времени за решёткой по политическим обвинениям находились два постоянных автора "Свободного слова" — Илья Романов и Борис Стомахин. Взгляды их различны, Илья Романов — левый активист, Борис Стомахин — ультралиберал, однако оба они оказались неугодны нынешней власти, которая и отправила их в тюрьмы и лагеря. Уже не в первый раз... Их биографии и обстоятельства их арестов можно узнать из статьей Википедии: "Романов, Илья Эдуардович" и "Стомахин, Борис Владимирович".
Борис Стомахин был освобождён в сентябре 2019 года, отсидев свой срок практически "от звонка до звонка".
Илья Романов был освобождён судом от отбывания своего приговора в апреле 2020 года в связи с критическим состоянием здоровья (последствия геморрагического инсульта, полученного в заключении, паралич).
Координаты для оказания помощи.
Илья РОМАНОВ. Для имеющих возможность и желание оказать помощь — переслать деньги можно через Яндекс-кошелек Ларисы Романовой: 410012031648898Collapse )
небесна сотня

Терешкова в воспоминаниях современников



"...- Это как -- помиловки?
- Ну, прошения о помиловании, на Валентину Терешкову или на
правительство. Мол, раскаиваюсь, осознаю свое преступление, прошу сбавить
срок. Все так пишут.
- И помогает?
- Ни хрена не помогает, особенно если на Валентину Терешкову. Она
вообще стерва, это же она зэковскую форму ввела и нагрудные знаки.
- Как так?
Тут уже начинает галдеть все купе, да и соседи подают эмоциональные
реплики. Потом я еще и еще буду убеждаться во всеобщей зэковской ненависти к
председателю Комитета советских женщин Валентине Терешковой. Ну хоть бы раз
за четыре с лишним года отсидки услышала я о ней что-то хорошее! Мне,
конечно, поначалу совершенно непонятно -- почему. Из объяснения, которое мне
наперебой дают десять - двенадцать человек (все - из разных тюрем и
лагерей - сговор исключен), вырисовывается примерно такая история.
Раньше все зэки были в своей одежде, и при Сталине, и при Хрущеве.
Хрущев даже отменил было нагрудные знаки. Женщины, к тому же наголо не
бритые, в хрущевское время совсем были похожи на людей. В зонах даже
мануфактура продавалась -- шили себе что хотели. Пока Валентина Терешкова не
посетила Харьковскую зону. Начальство, конечно, на полусогнутых, зэчек
выстроили. И тут наша Валя развернулась:
- Как так, - говорит, - некоторые из них одеты лучше меня!
Нашла, кому позавидовать. И пошла возня - у всех зэчек все свое
отобрали и ввели единую форму одежды, а уж какую одежду государство способно
изобрести для заключенных - это ясно. Ввели нагрудные знаки, появиться без
них - нарушение. Приказали повязываться косынками, без косынки -
нарушение. И в строю, и на работе, везде вообще, только на ночь снимаешь.
Волосы, конечно, портятся, а что поделаешь? Сапоги эти дурацкие! На Украине
еще разрешают женщинам хоть летом в тапочках ходить, а в РСФСР - нет.
Теплого ничего не положено, кроме носков и телогрейки. Так и стоишь зимой на
проверке в коротенькой хлопчатой юбочке "установленного образца", мерзнешь,
как собака. Мужикам - тем легче, у них хоть брюки с кальсонами. Зато теперь
эстетические чувства Валентины Терешковой удовлетворены. Она может приезжать
в Харьковскую зону (из нее, кстати, с перепугу сделали "показательную" и
вконец замордовали там женщин всякими дисциплинарными ухищрениями). Она
может приезжать в любую другую зону СССР с уверенностью, что никто не будет
одет лучше нее. Все будут одеты одинаково плохо. Да здравствует
коммунистическая законность! Примерно эту же историю я слышала потом от
разных зэков в разные местах не менее тридцати раз.
Заключенные выражают ей свою благодарность частушками, из которых
только одна не содержит впрямую нецензурных слов. Ее я процитировала выше,
остальные придержу при себе, оберегая нравственность читателя.
- Почему же на нее все-таки помиловки пишут?
- А дуры, вот и пишут, - отвечает мне знающая жизнь Варюха. - Все на
что-то надеются: то на амнистию, то на помилование. Бывает, что и милуют под
какой-нибудь праздник - так одну на сто тысяч. Я этих помиловок сроду не
писала, а других дур хватает.

Ирина Ратушинская. Серый -- цвет надежды
небесна сотня

Советской туалетной бумаге - ровно 50 лет!

Оказывается 3 ноября 1969 года был выпущен первый советский рулон туалетной бумаги. И случилось это эпохальное событие в Ленинградской области на Сясьском целлюлозно-бумажном комбинате. И ничего, что это произошли лишь на пятьдесят втором году советской власти. У советских, знаете ли, собственная гордость. Которая позволяла им полвека подтираться портретами Маркса-Энгельса-Ленина и, не побоимся это слова - Сталина. Да, вот так. Такое вот единение партии с народом.
Так что туалетная бумага в СССР была! План Даллеса провалился!





Collapse )

К годовщине "путча"

Сейчас большинство из тех, кто сожалеет о распаде СССР, смотрит на события 1991 года, наверное, примерно как девочка из трогательного китайского мультика "Вперёд, товарищи!". Кругом предательство и измена, взрослые предали СССР ради западных шампуней и красивых игрушек, Горбачёв отрекается от СССР по телевизору... Верны красному знамени остались только утёнок Берия, которого сдают на кухню ресторана, и старые советские игрушки, а также юная героиня фильма. В общем-то, почти так оно всё и было.
Но есть и противоположный советский (ещё советский) мультфильм «Путч», созданный 22-26 августа 1991 года на студии «Пилот» режиссёрами Александром Татарским и Михаилом Алдашиным. Один из создателей фильма объяснял: "Большего отвращения к государству я никогда больше не испытывал. И когда всё благополучно закончилось, мне захотелось свои ощущения как-то выразить, наверное, это было очень наивно с моей стороны". Мультфильм не лишён исторического интереса.
Сейчас он, вероятно, нуждается в комментарии.


Премьер-министр СССР Валентин Павлов в мультфильме носит на волосах грибы и яблоки по примеру ежей, и ест их, — это насмешка над его причёской "ёжик".
Collapse )

* "Большая тройка", единая и нераздельная. 1985-2015



После недавнего появления в Крыму памятника "большой тройке" (Сталину, Рузвельту и Черчиллю) вспомнился один старый, 30-летней давности, эпизод, небольшой, но в то же время характерный. Относится он к самому излёту доперестроечной эпохи, февралю 1985 года.
Тогда я учился в школе. Интересовался политической жизнью и читал журнал "Новое время" (уже в постсоветское время из него родилось нечто нестерпимое и абсолютно нечитаемое — в виде ультралиберального "The New Times").
Помимо русского, журнал выходил тогда ещё на нескольких иностранных языках для зарубежной публики, поэтому по стилю, да и по содержанию, довольно заметно отличался от других советских изданий, пишущих на международные темы. Журнал сообщал о некоторых событиях, о которых другая отечественная пресса молчала. Так, в том же феврале 1985-го журнал сообщил, например, о судебном процессе в Польше над убийцами оппозиционного священника Ежи Попелушко. (Это дело чем-то напоминало современное дело Бориса Немцова). Остальная советская печать этот суд, насколько помню, обошла молчанием.
Collapse )