Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

  • slovods

СТРАНИЦА ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫХ (верхний пост)

НАШ СТАРЫЙ (ДО АПРЕЛЯ 2014 ГОДА) САЙТ "СВОБОДНОГО СЛОВА" МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ

До недавнего времени за решёткой по политическим обвинениям находились два постоянных автора "Свободного слова" — Илья Романов и Борис Стомахин. Взгляды их различны, Илья Романов — левый активист, Борис Стомахин — ультралиберал, однако оба они оказались неугодны нынешней власти, которая и отправила их в тюрьмы и лагеря. Уже не в первый раз... Их биографии и обстоятельства их арестов можно узнать из статьей Википедии: "Романов, Илья Эдуардович" и "Стомахин, Борис Владимирович".
Борис Стомахин был освобождён в сентябре 2019 года, отсидев свой срок практически "от звонка до звонка".
Илья Романов был освобождён судом от отбывания своего приговора в апреле 2020 года в связи с критическим состоянием здоровья (последствия геморрагического инсульта, полученного в заключении, паралич).
Координаты для оказания помощи.
Илья РОМАНОВ. Для имеющих возможность и желание оказать помощь — переслать деньги можно через Яндекс-кошелек Ларисы Романовой: 410012031648898Collapse )
небесна сотня

НЕСБЫВШАЯСЯ МЕЧТА О СВАДЕБНОМ ПЛАТЬЕ


Я сознательно поставила в заголовок статьи о выдающейся женщине России Валерии Ильиничне Новодворской слова о свадебном платье. Новодворская никогда не была тем, кого принято называть «пламенным революционером». Ей был глубоко чужд тип большевички Землячки, которая утопила баржу с пленными белогвардейскими офицерами и солдатами в годы гражданской войны. И от «железной леди» большевистского переворота Ларисы Рейснер она была далека по духу. Новодворская отказывалась наотрез от терминологии народовольческого движения, от позиции народовольцев, которую Достоевский назвал «бесовской».
Когда появилась организация, противостоящая тоталитарному режиму, мне, дочери политзаключенных, родившейся в гулаговских местах, не надо было долго раздумывать: мое место было там. И я пришла в штаб-квартиру ДС.
«Валерия Новодворская», - представилась женщина, открывшая мне дверь. Она показалась мне немолодой, была заметна ее болезненная полнота, двигалась она тяжело. Позже я с удивлением узнала, что ей только 38 лет.
Мы прошли в небольшую комнату, сели друг напротив друга. «Вы хотите вступить в Демократический союз?» Я ответила утвердительно. «Расскажите вашу биографию и мотивы вашего желания».
Рассказывать было что. Мой отец, самый молодой профессор Ленинградского университета, написал докторскую диссертацию по изучению дна Атлантического океана и вскоре был арестован за использование иностранных справочников в ходе написания диссертации. На суде он пытался доказать абсурдность подобных обвинений, но никакие доводы не помогли. Его объявили врагом народа, подвергли страшным пыткам и отправили в лагерь на 14 лет. Это было в 1937 году. Мама была осуждена как «член семьи изменника родины» (ЧСИР). Там, в местах заключения, они и познакомились, там же, в поселке Железнодорожный Коми АССР, родилась я 9 июля 1942 года. Мои брат и сестра по матери, трех и девяти лет, после ареста матери были отправлены на Север в детские лагеря. В поезде, в котором они ехали, охрана не выдержала истошных детских криков и начала стрелять в детей. Моя сестра была свидетелем этого расстрела.
Рассказывая об этом, я не смогла удержаться от слез: «За что, за что все это?» Лера подняла на меня глаза – она тоже плакала. «Как вы думаете бороться? – спросила она. - Какие методы вы бы применили?» Я ответила прямо: «Самые суровые. Вплоть до народовольческих»
Новодворская резко поднялась. «Оля, - сказала она, - если вы имеете в виду движение Перовской – Желябова, лучше уходите сразу. Демсоюз не приемлет насильственных путей». «А как же вы думаете бороться ненасильственным путем с насильниками?» - удивилась я. «Сначала надо помочь другим понять то, что уже поняли вы, - только тогда будет толк. Агитационная работа – вот выход, - пояснила Валерия Ильинична. - А вы лучше подумайте, стоит ли вам вступать в Демократический союз» И в этот момент я почувствовала безграничное доверие к ней, взявшей на себя огромную ответственность и титанический труд. «Записывайте меня в партию», - потребовала я. Это было 3 июня 1988 года.
Меня определили в Красный Крест. Это была не агитационная, но крайне важная для партии работа.
Агитационная работа партии, под непрерывным надзором органов госбезопасности, велась практически по всему Советскому Союзу. (Подробности этой работы описаны самой Лерой в книге «Над пропастью во лжи».) Постоянными были поездки в Киев, Сибирь, Прибалтику, отделения партии были во многих городах. В Москве митинги проходили на Пушкинской площади каждые две недели. Выйти на запрещенный митинг было само по себе подвигом, и этот подвиг каждый раз совершали вместе с Лерой наши отчаянные ребята – Саша Элиович, Андрей Грязнов, Игорь Царьков, Саша Лукашов, Женя Дебрянская, Эдуард Молчанов, Женя Фрумкин, Лена Данилина и многие, многие другие – всех не перечислить. Спецназ глушил их дубинками, их тащили по земле, швыряли в автобусы и там продолжали бить. Никогда не забуду, как тащили по снегу Леру Новодворскую. Я думаю, героизм партии в восьмидесятых годах должен быть отмечен памятником на Пушкинской площади.
Задачей Красного Креста было по возможности облегчить задержанным пребывание за решеткой. Мы действовали мобильно: привозили в суд продукты, соки, купленные на собранные деньги, встречали изнуренных голодовками, в том числе и сухими, сидельцев на выходе из спецприемников и развозили их в такси по домам.
За три месяца до ГКЧП Лера была арестована, и эти три месяца она провела в самой страшной тюрьме – в Лефортово. Она рассказывала мне, что по ночам в камеру запускали горячий воздух, и она задыхалась, не могла заснуть. Эти шутки галантных рыцарей щита и меча не прошли бесследно для ее здоровья.
После провала авантюры с ГКЧП Лера была освобождена и в тот же день выступила на демократическом митинге. Вместо революционных призывов собравшиеся с удивлением услышали трезвый анализ ситуации и предостережение: «Самое сложное для нас с вами – удержать нашу революцию. Без глубоких экономических преобразований мы не сумеем удержать власть». И она оказалась права.

. . .
«А знаешь, я часто мечтала в юности о свадебном платье», - призналась она мне однажды. Но ей пришлось сделать выбор, и единственно возможный для нее путь не предполагал семейных радостей.
Она умерла 12 июля 2014 года. Много людей пришли на ее похороны, но не было среди них того единственного, кого бы она любила до последнего дыхания.
Ее провожали возгласами «Россия будет свободной», «Герои не умирают»
Герои не умирают, но юные героини иногда мечтают о свадебном платье. Об этом мечтала и юная Лера Новодворская. Великая женщина ХХ века.

Ольга Астафьева