lyzakov_pavel (lyzakov_pavel) wrote in gazeta_ds,
lyzakov_pavel
lyzakov_pavel
gazeta_ds

Categories:

Новочеркасск, 1962. Как коммунисты расстреляли рабочих

Не только Новочеркасск



Об этой трагедии вспоминать не принято. Путин возложил цветы, преклонив колено, все дружно поскорбели и забыли. Но в 62-м году родилось поколение, которое через 30 лет свергнет коммунистов. Потому что именно тогда, в Новочеркасске, была расстреляна последняя вера в коммунизм. Пошел обратный отсчет…
В начале 60-х годов положение простого народа ухудшалось планомерно и неуклонно. С 1961 года советская власть стала закупать пшеницу в Канаде. Продовольственный кризис нарастал. Перебои с продуктами ощущались повсеместно. А пропаганда продолжала трещать о повышении благосостояния и улучшении жизни трудящихся, а в программе КПСС было официально записано, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».
Между тем по стране уже распространялись самиздатовские листовки, проводились стихийные забастовки и стачки. По данным КГБ такие народные, никем не организованные выступления и листовки были зафиксированы в Москве, Ленинграде, Донецке, Днепропетровске, Горьком, Тамбове, Тбилиси, Челябинске, Выборге. «Органы» сообщали о 58 стихийных забастовках и 12 уличных демонстрациях. Однако по-настоящему полыхнуло именно в Новочеркасске.



Курочкин как Мария-Антуанетта электровозостроительного завода

Новочеркасск был тогда сравнительно небольшим городом, всего 145 тысяч человек. Из которых 12 тысяч трудились на НЭВЗе – Новочеркасском электровозостроительном. Градообразующее, как тогда выражались, предприятие. Так или иначе, с этим заводом была связана треть города. А с жильем в городе было плохо. Совсем плохо, практически никакого капитального строительства. Рабочие ютились в бараках-общагах, и лишь начальству выделялись квартиры в «сталинках».
«По многочисленным просьбам трудящихся» - все мы помним такую формулировку, - 17 мая правительство издало постановление о повышении розничных цент на масло на 25%, а на мясо и колбасную продукцию сразу на 30%. Трудящиеся были несказанно счастливы. Дирекция завода решила совсем уж осчастливить своих рабочих и 31 мая объявила о повышении норм выработки. Очень вовремя. Реальные доходы рабочих снижались таким образом на 25-30%.
Как жить дальше? Чем кормить семью? Ответы на эти вопросы и попытались задать заводскому начальству простые работяги, которые собрались утром 1 июня у заводоуправления. Но диалога не получилось. Директор и по совместительству заводской барин Борис Курочкий заявил пролетариату, что раз у них не хватает денег на мясо, то пусть, мол, едят пирожки с ливером. Злые языки, правда, утверждают, что он употребил выражение «жрите». Идиот Курочкин возможно и не знал, что так удачно перефразировал знаменитое выражение французской королевы Марии-Антуанетты, которая, якобы, сказала: если у крестьян нет хлеба, то пусть едят пирожные». Но вот беда, на самом деле Мария-Антуанетта, впоследствии казненная на гильотине, такого не говорила. Эта фраза появилась впервые в «Исповеди» Руссо в 1769 году, когда принцесса была еще незамужней девушкой и жила в Австрии. А Курочкин свою хамскую фразу произнес. При свидетелях – простых рабочих. Чем и вызвал бунт.



Кинжальный огонь по пролетариям

Остальные события хорошо известны. Пятитысячный рабочий митинг перерос в восстание уже с политическими требованиями «Хрущева на мясо!», «Нам нужны квартиры», «Мясо, масло, повышение зарплаты». Протестующими была перекрыта железная дорога и остановлен поезд «Ростов-на-Дону – Саратов». Власть вела себя вполне по-советски: первый секретарь обкома Басов вместо того, чтобы говорить с народом, стал зачитывать обращение ЦК КПСС по поводу повышения цент. Его освистали, а когда в ответ на появление на балконе того самого Курочкина из толпы полетели камни и бутылки, Басов заперся в кабинете и стал вызывать войска.
Вечером того же дня появились БТРы и грузовики с солдатами. КГБ спасал начальство. Доложили Хрущеву, который потребовал «навести порядок». Это могло означать только одно – применение силы. В Новочеркасск для руководства на месте срочно вылетели члены президиума ЦК Козлов, Микоян, Кириленко, Ильичев, Полянский, а также Шелепин. Высокое московское начальство к народу не обращалось. Уже после расстрела демонстрации в выступлениях Микояна и Козлова было сказано, что военные стреляли тоже по «просьбам трудящихся».
Утром 2 июня в город вошли подразделения 18-й танковой дивизии. Солдаты взяли под контроль практически все административные здания и предприятия. Однако народ отказался работать под контролем военных. Забастовка разрасталась, народ стихийно стекался к горкому партии. В демонстрации участвовали даже женщины с детьми, несли портреты Ленина. Это был обычный советский народ. Именно по советским людям коммунисты и открыли огонь в тот день. А начальство, в том числе и высокое московское, просто сбежало в военный городок.
Само здание горкома партии было окружено двойным кольцом автоматчиков, однако демонстранты сумели прорваться в помещения. Начался погром. Начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Олешко безуспешно призывал прекратить погром, но никто его уже не слушал. Первый залп из автоматов был произведен поверх голов, отчего люди подумали, что стреляют холостыми. Затем был открыт огонь на поражение. А потом уже стреляли по бегущим, добивали выстрелами в спину.
В результате по официальным данным на площади были убиты ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ человека, еще ДВОЕ были убиты вечером. Тела погибших власти вывозили из города тайно, ночью, и хоронили в чужих могилах. В ночь на третье июня было задержано ДВЕСТИ СОРОК человек. Все данные об этой трагедии были строго засекречены, а материалы из уголовного дела пропадали даже в 90-х годах. СТО ДЕСЯТЬ человек впоследствии были осуждены и приговорены к лишению свободы на сроки от 10 до 15 лет. СЕМЕРО «зачинщиков» были расстреляны. Это Зайцев Александр, Коркач Андрей, Кузнецов Михаил, Мокроусов Борис, Сотников Сергей, Черепанов Владимир, Шуваев Владимир.
Все осужденные были реабилитированы в 1996 году. Главная военная прокуратура Российской Федерации возбудила по факту новочеркасского расстрела уголовное дело против Хрущёва, Козлова, Микояна и ещё восьми человек. Однако привлечь их к реальной ответственности уже не представлялось возможным – в ад повестки не доставляют.
Новочеркасск 62-го, а позже и Прага 68-го годов ясно показали, что советская власть подходит к своему логическому концу, но ликвидировать ее можно только силой. Что и было исполнено в октябре 1993 года.



Захоронение погибших у поселка Тарасовский, май 1992 года
Архив фонда «Новочеркасская трагедия»

Tags: посты автора lyzakov
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments