?

Log in

No account? Create an account

gazeta_ds


газета Свободное слово


Previous Entry Share Next Entry
К 30-ЛЕТИЮ ДС. КАК БЫЛО ПОКОНЧЕНО С ОДНОПАРТИЙНОСТЬЮ В СССР
slovods wrote in gazeta_ds

Один из первых номеров нашей газеты

Созданию ДС предшествовал в начале 1988 года проект создания Либерально-демократической партии, авторами которого были Валерия Новодворская и Игорь Царьков. Однако этот проект подвергся разгромной критике со стороны правозащитников и будущих ДС-овцев.

Рассказывает Игорь Царьков: "В конце марта 1988 года мы с Лерой вышли с 15 суток ареста, и предложили создавать Либерально-демократическую партию (ЛДП). Была написана Декларация ЛДП. Когда мы написали Декларацию, Саша Рубченко и Женя Дебрянская прямо по телефону сказали нам с осуждением, что здесь есть элементы фашизма. Такие вещи по телефону были тогда недопустимы...
Мы собрались у Юры Денисова, чтобы обсудить это происшествие, и предложить создавать ЛДП. Объяснились мы нормально, простили друг друга и ушли ни с чем. Все сказали, что идея ЛДП - это бред сивой кобылы, ничего не сделать сейчас...
Это был самый конец марта, до первого заседания Оргкомитета ДС оставалось 4 дня. Мы вышли с Лерой: что делать? Лера говорит, что, по-видимому, идея такой узкой организации, как ЛДП, сейчас не проходит... Основной причиной, почему за эти 4 дня мы перекинулись от ЛДП к ДС было, конечно, отсутствие сил."

Так появилась идея создания широкой организации, куда вошли бы не только либерал-демократы, но и социал-демократы, еврокоммунисты, троцкисты и вообще "все-все-все".
От троцкистов в Оргкомитет ДС вошёл Алексей Зверев. О его взглядах можно судить по его статье в журнале "Гласность" за август 1988 года, озаглавленной "Дайте слово товарищу Троцкому!":
"Уважаемые товарищи! Граждане страны Советов, а не баранов!..
Голос Троцкого не звучит в хоре перестройки.
Дайте слово товарищу Троцкому!
- Это кому дать слово? - слышится громкий писк борца с тоталитаризмом, только что вылупившегося из андроповской яйцеклетки. - Троцкому? Изуверу и бандиту, поднявшему обалдевшие толпы на преступную октябрьскую авантюру, на расстрел рабочих и кронштадтскую резню?..
- Троцкий - враг народа, иуда, шпион, диверсант и к тому же еврей, - подтягивает пенсионер-сталинист. - Гестапо продался, на отца народов руку поднял. Слова не давать! Только высшую меру.
Самоуверенный человек в пенсне, однако, и не думает оправдываться. Он не нуждается в снисхождении со стороны своих политических противников. Это мы нуждаемся в его логике и чёткости мысли, в независимости его духа и умении делать крутые повороты, в его презрении к любому молчалинству и способности "очеловечивать" массы, поднимая их над пошлостью, над грязью повседневного быта".

От еврокоммунистов в создании ДС приняли участие члены Младомарксистского кружка (А. Элиович, А. Грязнов и другие). В состав Оргкомитета ДС они не входили.
Рассказывает один из создателей ДС Александр Лукашёв: "В проекте Декларации мы заявили о том, что ДС объединяет различные мировоззренческие группировки, начиная от еврокоммунистов и заканчивая людьми с ориентацией западного толка, скажем, либерал-демократами. Но дело в том, что когда мы стали искать, а кто ж из нас еврокоммунисты, никого не нашлось. А у Новодворской был студенческий семинар, в котором активную роль принимали Андрей Грязнов и Александр Элиович. И они были приглашены на заседание Оргкомитета в конце апреля 1988 года. Они придерживались философских взглядов раннего Маркса, и объявили себя еврокоммунистами. Андрей Грязнов был человеком прагматичным, политически мыслящим, а Элиович - более концептуальным человеком... В июле 1988 года некий Полищук из Иркутска, когда увидел первый состав оргкомитета ДС и ЦКС, спросил: а почему здесь нет ни одного учёного, писателя, артиста и т.д.? Я тогда не нашёлся, что ему ответить. Теперь бы я ему ответил, что интеллектуальный истеблишмент прежде всего стремится к завоеванию каких-то материальных и идейных позиций внутри Системы... Подлинная оппозиционность как раз формируется в маргинальных слоях, которые ни материально, ни идейно с Системой не связаны".

От социал-демократов в создании ДС приняли участие Александр Лукашёв, Юрий Скубко и Виктор Кузин.
Рассказывает Валерия Новодворская: "Я помню, как мы интересно вели консультации с Витей Кузиным и Юрой Скубко. Я весьма опасалась, что они в глубине души социалисты, были основания предполагать, что клуб "Перестройка-88" не очень далеко продвинулся по части западного менталитета. И был совершенно потрясающий разговор с Юрой Скубко. Он сказал, что, конечно, хотелось бы, чтобы был социализм с человеческим лицом, социал-демократического толка, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.
- Ну, а если не получится, если так не бывает? - спросила я. - Что тогда?
- Ну, тогда, - подарил мне Юра, махнув бесшабашно рукой, - пусть будет чистый Запад.
На том мы и сговорились: что на худой конец он согласен и на чистый Запад."

Большинство "старых диссидентов" отнеслось к Первому съезду ДС отрицательно или сдержанно. Правозащитник Александр Гинзбург комментировал Первый съезд следующим образом:
"Попытка создания оппозиционной партии основана на свежей идее, что Волга впадает в Каспийское море, а многопартийная демократия лучше, чем система, существующая в СССР. При всей правильности посылки вопрос этот сложный, и точка зрения, что демократия выращивается так же долго, как английский газон, имеет под собой основания".
Ветеран правозащитного движения Лариса Богораз прокомментировала идею "учредительного съезда" так: "Да нам и одной партии слишком много". Два года спустя она же заметила в интервью "Комсомольской правде": "На месте правозащитного движения - такая безответственная организация, как "Демократический союз"".

Рассказывает Валерия Новодворская: "С Сергеем Григорьянцем я говорила о необходимости организации, которая возглавит порыв народа к освобождению. Но, поскольку он был крайне практичен в этом вопросе, он предположил, что никакого порыва не возникнет...
Кирилл Подрабинек очень активно участвовал в демонстрациях за освобождение политзаключённых. Я пыталась доказать ему, что единственный способ радикально освободить политзаключённых - полностью изменить здесь систему политических и экономических координат. Он был очень резко настроен против создания партии; он с самого начала сказал, что партию создавать нельзя ни в коем случае; партий уже достаточно, мы уже накололись с КПСС, и довольно...
Поначалу это было полной игрой, и никто из нас не верил, что под эту партию, эту идею удастся собрать хотя бы 200 человек. То есть я страшно удивилась, когда на первый съезд явилось такое дикое количество людей по тем временам - 150 человек. Воплощение этого замысла, когда оживает статуя - Пигмалиона оно, я думаю, тоже страшно удивило, - но, поскольку о божественном провидении здесь не подумали, то не знали, чему и приписать...
Явилось как минимум 100 человек, которые вообще ни в какую организацию вступать не хотели, а хотели просто послушать эту неслыханную и невиданную вещь, а в основном, - поспорить и помешать... У меня до сих пор сохранилось воспоминание о Первом съезде, как о мучительном усилии, будто я штангу поднимаю, вместо Юрия Власова, - на колено, плечо, и наконец подняла. А потом - хоть в госпиталь ложиться."

Самиздатский журнал "Молва - Хронограф" от 18 и 25 мая 1988 года: съезд собрался в коммунальной квартире. К 7 часам вечера квартира была набита до отказа и опоздавших не пускали - некуда было. Например, опоздавшие С. Григорьянц и Д. Леонов коротали время на лестничной клетке в обществе стражей порядка. Трудно понять, как около 150 человек из 14 (?) городов смогли втиснуться в одну комнату и общий коридор (куда только девались соседи?). Люди стояли впритык, держа в руках свои портфели.
Милиция вмешивалась в работу всех трёх секций съезда. Наиболее активным было вмешательство в работу основном - политической секции съезда, проходившей на квартире Е. Дебрянской. Милиция сослалась на заявление соседей, считающих, что участники съезда собираются взорвать жилой дом.
40 человек были усажены в автобус и отправлены в 16-е отделение милиции. Из 16 отделения милиции вскоре были отпущены все москвичи; оставшиеся стали требовать районного прокурора... Через три часа прокурор прибыл... но повёл себя крайне странно. Он зачитал им правовой документ, на основании которого они были задержаны (ничего другого, видимо, не нашлось) - постановление, регламентирующее депортацию проституток из города Москвы. Ничего более вразумительного законник сказать не смог.
Утром 9 мая арестантов отправили в "Матросскую Тишину". Саратовский делегат Деревянкин прокричал, когда его перетаскивали в автобус:
- Да здравствует советская демократия!

Третий день съезда был запланирован на даче Сергея Григорьянца в подмосковном Кратове.
Парижская газета "Русская мысль" за май 1988 года: делегаты должны были приехать к 14 часам, а около 12-ти Григорьянц выглянул в окно и увидел, что дом окружён милицейскими машинами - было впечатление, что собрана половина областной милиции.
Он подошёл к калитке, когда в неё уже вваливалась милиция. Спор был коротким. Они хотели войти, чтобы воспрепятствовать "незаконному сборищу", которого ещё не было. Сергея забрали прямо у калитки и увезли, а сотня милиционеров и штатских заняла дом.
Прокурор района Грачёв, наблюдавший за операцией, сказал, что происходит выселение. Вскоре на дачу привезли и владелицу - несчастную 96-летнюю старуху, которая не могла сказать ни слова. Сотня милиционеров, как выяснилось, только "помогала ей войти в дом". Сергей Григорьянц за "сопротивление властям" был осуждён на 7 суток ареста...

Независимый журналист Сергей Митрохин в "Молве-Хронографе" рассказывал о дальнейших событиях на станции Кратово: "Когда съезд, вытянувшись в процессию, добрёл до участка Григорьянца, он обнаружил возле калитки стоявшие с безучастным видом районные власти: секретаря Раменского райкома КПСС, начальника РУВД, следователя и участкового милиционера. Там и сям сновала милиция. Оказалось, что редактор "Гласности" был арестован рано утром после того, как на него была подана жалоба юридической хозяйки дома, которую он якобы вытолкал в шею, не имея на то никаких формальных прав.
Необычайное скопление людей на пустынной кратовской улице вызвало небольшой (человек 10-15) наплыв местных зевак, из которых иные оказались людьми гражданственными, непримиримыми. Пара старушек, огибая сборище, выкрикивала нечто вроде "Паразиты! Скоты!". Старичок в военной форме и множестве орденов несколько раз повторил свои наскоки, агрессивно требуя от собравшихся проследовать к могилам воинов."
Тут внезапно в виде доброй феи возник некий местный депутат Совета, который предложил будущим ДС-овцам помещение кратовского дома культуры.
"Войдя в кратовский Дом культуры, участники и гости съезда разместились в полутёмном зальчике, рассчитанном примерно на 100 человек. Зал был оформлен традиционно...
Вся полемика протекала на фоне несмолкаемого шума. В моменты его кульминации казалось, что говорит, кричит, негодует 15-20 человек.
Зачитывается Декларация, Жириновский предлагает:
- Я предлагаю две поправки, чтобы Декларация не выглядела очень очернительной... На первой странице - "КПСС вела народ путём преступлений и ошибок" - убрать слова "преступлений". Нельзя, чтобы вся партия шла путём преступлений... Мы вызываем на себя негативную реакцию...
- Проголосуем. Проголосуем.
Кто-то воскликнул:
- Нашёл компромисс: "преступных ошибок"!
Галдёж становится неописуемым... Жириновский продирается сквозь дебри голосов:
- Вторая поправка: "Красный большевистский террор" - убрать "большевистский"...
- Для нас это неприемлемо, - возражает Скубко под дьявольский шум.
- Тише! Успокоились! Проголосуем! - раздавались голоса.
За неизменный текст голосует 17 человек из 30-ти".
В этот момент Юрий Денисов, вернувшийся с улицы, становится глашатаем печальной истины:
- У нас осталось две минуты!
С. Митрохин: "Да, именно так: всего две минуты понадобилось для того, чтобы нанести сокрушительный удар по советской однопартийной системе.
Сущность самого важного вопроса формулирует Дебрянская:
- Значит так: "Демократический Союз" - название остаётся прежним. Но делается расшифровка: "ДС - это политическая партия". Кто голосует за эту формулировку?
- А другая какая?
- "Политическая организация". Я ещё должна сказать, что представители всех региональных округов выступили за партию и поэтому мы их голоса обязательно должны учитывать. А их - 23 голоса. ??"
Проводится голосование.
"- Партия!
- Партия! - раздаются жидкие аплодисменты".

Вот, собственно, и все основные события того памятного дня 30 лет назад. Так де-факто закончилась советская однопартийность (де-юре она закончилась несколько позже). Дальнейшее - это уже отдельная история, о которой можно написать ещё много. Но короче всего итог ей подвела Валерия Новодворская на праздновании 20-летия ДС в 2008 году: "- Получилась Латинская Америка, - сказала она. - А ведь хотели или США, или Данию."
Почему получилось то, что получилось - это, опять же, тема отдельного разговора...