?

Log in

No account? Create an account

gazeta_ds


газета Свободное слово


[sticky post]СТРАНИЦА ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫХ (верхний пост)
slovods
НАШ СТАРЫЙ (ДО АПРЕЛЯ 2014 ГОДА) САЙТ "СВОБОДНОГО СЛОВА" МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ

В настоящее время за решёткой по политическим обвинениям находятся два постоянных автора "Свободного слова" — Илья Романов и Борис Стомахин. Взгляды их различны, Илья Романов — левый активист, Борис Стомахин — ультралиберал, однако оба они оказались неугодны нынешней власти, которая и отправила их в тюрьмы и лагеря. Уже не в первый раз... Их биографии и обстоятельства их арестов можно узнать из статьей Википедии: "Романов, Илья Эдуардович" и "Стомахин, Борис Владимирович".
Все ссылки на новости, касающиеся двух данных политзэков (а возможно, и других) просьба оставлять в комментариях к настоящему посту.
6 мая 2016 года в Воронеже был также задержан и принудительно помещён в психиатрическую больницу член партии ДС, автор газеты "Свободное слово" Дмитрий Воробьевский. К счастью, уже спустя несколько дней (после трёх суток сухой и пяти суток обычной голодовки, а также во многом благодаря вниманию сетевых СМИ) Дмитрий оказался на свободе. Но не исключено повторение подобных провокаций.

Координаты для оказания помощи.
Илья РОМАНОВ. Для имеющих возможность и желание оказать помощь политзэку — переслать деньги для оплаты адвоката И. Романова можно через Яндекс-кошелек Ларисы Романовой: 410012031648898

Борис СТОМАХИН.
Адреса политзаключённых на июль 2018 года (пишите им письма, шлите поздравительные открытки на праздники и дни рождения!):
Read more...Collapse )

Про Украину — читайте здесь (2-й верхний пост)

Статьи и материалы двух авторов настоящего сообщества, особенно много пишущих по тематике Украины и идущей там войны — читайте здесь:
lyzakov_pavelпубликации В ПОДДЕРЖКУ Майдана и последующих перемен в Украине;

maysuryanпубликации ПРОТИВ Майдана, в поддержку восстания в Донбассе.
Статьи остальных авторов "Свободного слова" по украинской тематике публикуются в настоящем сообществе.

Не слушайте, товарищи потомки, агитаторов, горланов, главарей!
небесна сотня
lyzakov_pavel
Кто жил в СССР, тот помнит, как любили в то время замуровывать всякие «послания потомкам» в парках, скверах, под монументами с наказом вскрыть «капсулу времени» через 50-100 лет. Это делалось всегда торжественно, на каком-нибудь митинге, пафосно и, как правило, очень фальшиво выглядело. Впрочем, как и все советские официальные мероприятия. Текс таких посланий сочинялся, разумеется, не абы кем, а особо доверенными товарищами. И начинался всегда также беспощадно-пафосно: «Вы, живущие при коммунизме потомки…».
И вот, видимо насмотревшись на подобную показуху, простые работяги-плотники, работавшие в далеком 1980 году в областной клинической больнице № 3 города Челябинска, решили тоже оставить подобное послание своим далеким потомкам в «коммунистическое завтра». А так как подходящей случаю пафосной тары не нашлось под рукой, простые парни закатали записку в то, что было – в бутылку из-под водки. И замуровали в дверном косяке. Текст пересказывать не будем, вот фото самой записки:



Как видим никакой фальши и коммунячьего задора у обычных рабочих не было. Писали о наболевшем. О том, что годами не видят мяса, хотя «с продуктами вроде бы и ничего», о Брежневе, о политике партии… В общем, что думали, то и написали. С наступившим коммунизмом поздравить потомков забыли. Видимо эта тема не слишком волновала простой советский народ.
Бутылку с посланием обнаружили только сейчас, спустя тридцать восемь лет. Жив ли кто-то из авторов, и какова их дальнейшая судьба, неизвестно.

По материалам СМИ:

https://ren.tv/novosti/2018-09-07/zhit-ne-ochen-legko-v-chelyabinskom-roddome-nashli-pismo-plotnikov-iz-1980-goda

Совочьи новости
небесна сотня
lyzakov_pavel


Вот такую вот забавную птичку увидели сургутские первоклассники в новом учебном году на своих дневниках. Что там в когтистых лапах у великодержавного орла вместо привычных скипетра и державы? Неужто старорежимные серп и молот? Так и есть. Ошибка? Политическая провокация? Экстремизм? Или все-таки чуткая душа художника уловила некий новый тренд? А что, вполне себе конъюнктурненько получилось, нет? У народа отнимают пенсии – зато духовными скрепами и милыми совковому сердцу символами поддержим, этого у нас полные закрома!
«Наш Сургут» в своем твиттере сообщает подробности: «Югорские первоклассники получили дневники с неправильным гербом. Read more...Collapse )

Духовность и пенсия. Или как путинисты сдают попов в заложники
maysuryan
В сети резкое обострение духовности.
Например тут:
https://genby.livejournal.com/734956.html?utm_content=https:%2F%2Fgenby.livejournal.com%2F734956.html&utm_medium=email&utm_source=StatisticsNotFriendViewed
Стоит властям придумать какую новую гадость с урезанием социальных прав, как тотчас появляется множество хорошо оплаченных гавноедов, описывающих какими гадами были большевики, давшие эти права.
Священников обижали! Ужос! Ужас!
Интересно понимают ли сама РПЦ насколько опасны для них такие обоснуи. Народ конечно можно злить долго. Отодвигать пенсию до возраста недожития. Разрешать работодателю увольнять кого угодно по принципу не понравился (такое тоже вводится), окончательно лишить людей право на жилье и на медицинскую помощь. Не известно на какой стадии у людей лопнет терпение. Известно одно. Рано или поздно терпение в таких случаях лопается всегда!
И если к этому моменту усилиями путинских жополизов удастся внушить трудовому народу, что непременным условием получения права на человеческую жизнь, является не только национализация имущества олигархов, но и физическая ликвидация всех работников православного культа.
Это люди тоже сделают!

Источник:
https://t-moshkin.livejournal.com/517242.html

Песнь о помойке
slovods
Надежда Низовкина - лауреат конкурса «Хранители Природы»

Надежда Юрьевна родилась в 1986 году. Живет в Улан-Удэ. Победитель и призер международных и всероссийских литературных конкурсов. Участник Международного форума молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья, Всесибирского совещания литературных критиков в 2017 году. Именной стипендиат Ассоциации юридических вузов, автор научных статей о правовых ограничениях свободы слова.

Надежда Низовкина
ПЕСНЬ О ПОМОЙКЕ

Тополь, в атласном зеленом платье и пуховой фате, лежал на земле. Лето обмануло его в самых цветущих надеждах. Бензопила работала неутомимо и оглушительно, и пушистые деревья падали один за другим.
В редкое мгновение тишины что-то зашептало Тополю, приблизив листья к его поверженному стволу:
— Что ты знаешь о будущем, Тополь? Не роняй понапрасну сок. Ну, спилили тебя, так весь сквер в пеньках. Ты здесь, на своей земле родился, и пожил как следует, аж вон окна им загородил. Ну куда им деваться с тобой, белым и пушистым? Дай я утру твой надрез своим листком. Вот я точно не на своем месте оказался. Ты знаешь, кто я? Хоть на час, а познакомимся. Я — Лимон.

бензопилаЯ был живописно-солнечным деревцем, сочным блондинчиком в Поднебесной. Сорвали, привезли в коробках, а теперь кто бы мог подумать. Расту себе травкой неузнаваемой, в сибирской городской пыли. Ты десятки лет отбрасывал свою гордую тень на то место, где я появился недавно. Бедненький, я расскажу, пока есть минутка.

Черный мусорный пакет вздрагивал в ведре от музыкальных ритмов. Радуга светодиодов пробивалась в него смутно, как бесцветные блики сквозь солнечные очки. В банкетном зале было тепло, хорошо топили даже по весне. А в помойке оказалось сыро.

В скользком полиэтиленовом тамбуре печально теснились недавние обитатели стола. Огрызки фруктов истекали соком, и за это на них косились хрустящие краешки пиццы, поневоле пропитываясь чужой жидкостью. Пряно благоухали пласты маринованного имбиря, но их бессовестно гасил промокший сигаретный пепел. Беспорядочно, как утренняя постель, разметались скомканные салфетки. Несмотря на беспорядок, на них смотрели благосклонно и пытались укрыться ими от осколков битых рюмок. Неприятно, но безвредно кривились мятые пластиковые стаканчики. Пакетики, в которых еще оставались мелкие полураскрошенные чипсы, шуршали по инерции, словно все еще надеясь привлечь едоков. Объедки куриных крылышек были не прочь взлететь, необглоданные окорочка задумчиво разминали свои мягкие хрящики. Все молчали — музыка, парадные речи и затрапезные хохмы гостей не позволяли им побеседовать.

Даже шагов не было слышно, только мелькали в синтетической дымке цепкие, почти не отрываемые от пола, ноги официанток в надежных балетках и тяжелые конечности уборщицы в кроссовках. Шагов не было слышно даже тогда, только мощная рука, будто подъемный кран, вытянула мешок из мусорного ведра и поволокла вниз по ступеням.

Все обитатели пакета — существа бывалые. Никто из них не мог бы назвать ресторанную урну местом своего рождения. Тем не менее, влекомые по черной лестнице, все они были возбуждены. Только за сегодня это была для них третья перемена. С утра, в кухонном закутке, отборные апельсины подвергались болезненной нарезке. Прошла сквозь жаркое запекание пестренькая, как клумба, пицца. На гриле вальсировала бледная курица в оголенных пупырышках на месте перьев. Поспешно декорировались суши в достойной свите розового имбиря. Поспешная и грубоватая сервировка была, казалось, последним испытанием перед выходом в блестящий свет. Но пара чудесных, ослепительных бокалов не дожила до триумфа — упав с подноса, они были сметены шваброй и первыми оказались в еще пустом ведре. помойка
Внезапно стало совсем холодно и тихо. Повеяло свежестью. Уборщица сбросила пакет в мусорный бак и удалилась. Тишина развязала языки объедков.
— Ну, кто как попал сюда? Скучно и сыро!
— Сначала я была курицей...
— А не яйцом?
— Попрошу без сарказмов. У нас на птицеферме о таком не говорят. Скажу я вам, там еще теснее было! Однажды мне отрезали голову. Поначалу я пыталась бегать так, потом не помню... А я сегодня была такая нарядная!
— Мы тут все были нарядные. Дальше что?
— Вот — не доели. Скорее бы собаки нашли, а то сгнию зря.
— Почему куры не летают...
Тут явилась дворняга и помогла куриным косточкам реализовать их предназначение.
— А я был деревом. Потом стал бумагой. Потом приказом... Спина у меня осталась совершенно не исписанной, вот что обидно.
— Братишка! Я салфетка!
— А ты кто, лапша розовая?
— Я имбирь. Гости съели суши, а я... я — приправа! Меня даже не откусили.
— Доброй ночи, земляк! — вмешался Лимон. — Ты же из восточных земель?
— Теперь расскажи ты!
— Я Лимон. Еще вечером я лежал в прекрасной белой ванне, которую нельзя оскорбить словом «кружка». В ванне зеленого чая! Элегантная девушка взяла мою ванну, поднесла к губам и небрежно втянула в себя чай, говоря о чем-то умном. А меня она оттолкнула ложечкой. Даже не выжала. Меня унесли с грязной посудой, и вот я с вами.
— Тебя клали в чай, чего тебе еще, кислятина?
— Неужели я рос, наполнялся соком только для того, чтобы какая-то леди выкинула меня несъеденным?
— Пожалуйся собакам!
Тут щелкнула зажигалка, и мусорный склеп обратился в пылающий крематорий.

— Ты слушаешь меня, Тополь? Эти работники, что жгли мусор, зацепили верхушку бака, и только одна моя долька выкатилась на землю. Ботинки прохожих затоптали дольку, но мои косточки раскатились по всему скверу. Из одной такой косточки я пророс.

собака на помойке


Вот так я и родился дважды. В ту ночь они сожгли всех наших. Как и всегда, я много раз видел это потом. Сам знаешь, какой дым ползет каждую ночь из ящика. Там я должен был расплавиться, в той горячей резиновой жиже. А я победил расстояние и гибель, родился заново, проклюнулся без ухода, без теплицы, — и не загадываю, сколько продержусь. Зима? Посмотрим... вместо черного пакета будет белый. Ничего, и ты сможешь. Отпусти свои беленькие парашютики, Тополек, они прорастут. Ну и что, что рано? Пусть растут наперегонки со мной. Я буду рядом, и рад буду оказаться внизу, у подножия тополиного ствола — я, сибирский уличный Лимон.
Экзотический росток замолчал, прислушиваясь к беззвучному стону тополиного ствола. Когда срубленные деревья погрузили в самосвал и вывезли с улицы, он поник и как будто нахмурил свои нездешние листочки. Лимон храбрился перед Тополем, как живой подбадривает умирающего, но сам не верил, что переживет зиму.
В этот год во дворе стояла гнетущая пустота. Летний сквер не укрывался пуховым одеялом тополей, а дети не ловили писем счастья, легко утешаясь письмами в мейле. В сентябре обрубки деревьев, робко начинавшие зеленеть у корней, пожухли, но это было здоровое осеннее умирание. Они верили в семена, разнесенные парашютиками.

В окне второго этажа показалась бабуля с самодельной бутылочной лейкой. Наклонившись над подоконником, она пригладила землю в нарядном глиняном кашпо. Прошептала что-то, как бы зовя по имени. Растение довольно подмигнуло ей желтыми лимонными плодами, крошечными, как земляника. Лимон хорошо выдержал пересадку в квартиру и, главное, оказался настоящим цитрусовым: появление желтых лимончиков подтвердило его происхождение.

Осуждающе косясь на порубленную улицу, женщина полила своего любимца, поправила шторы и отошла на цыпочках, не сорвав ни одного плода.

Источник:
https://nad-niz.livejournal.com/36484.html

И ещё один пошёл
slovods
Ещё одного, голосовавшего за пенсионную реформу, утащили высшие силы. К сожалению, они делают это реже, чем нам хотелось бы. Наверно они (высшие силы) считают, что нам внизу тоже надо принять участие в процессе перемещения сволочи на подходящее сволочи место.
ПС.
Жаль, что околел без мук.
И не от народных рук!

Либерализм и ко, как форма национализма
slovods
Вообще, реакция на высосанную из пальца проблему мигранты в европе показывает, что либералы называющие себя космополитами, на самом деле обманывают других (большинство и себя). Вроде бы бы по либерально-космополитским программам положено уважать права людей на свободу передвижения, ан нет. Еще по либеральным понятиям положено уважать права народов на самоопределение, но в реале такая воля, если она противоречит интересам европейских держав, для либералов ничего не значит (последний пример крым, были и другие).

Ларчик открывается просто. В реале либералы являются не космополитами, а европейскими и (или) американскими националистами. Впрочем консерваторов, нацдемов и прочих представителей переходного звена от либерализма к фашизму, а так же и самих фашистов сие тоже касается. Особо в этом отличились г. скины. Клоуны считают себя защитниками русского народа и при этом берут себе идеологию и символику немецких и американских националистов. Это блин, при том что не "чурки" напали на русский народ и убили как минимум 20 млн. человек (не только русских конечно, но и русских среди них было очень много), и не негры с азиатами разрабатывали план бомбежки русского народа атомными бомбами и вели против него одну большую холодную войну и много мелких горячих.

ПС. Автор прекрасно понимает, что объектом враждебных действий был СССР, а не русский народ и действовали враги СССР (Рейх во многом, США полностью) из классового, а не из национального интереса. Но вот быть патриотом СССР скинхеды не обязаны, а наплевательство русских патриотов на беды и страдания русского народа выглядит странно. Но странным не является, потому как патриоты они не россии, а европы либо америки.

Источник:
https://t-moshkin.livejournal.com/512241.html

100 лет назад. "Законы гражданской войны не писаны"
maysuryan

Чекист Мартын Лацис

Ровно 100 лет назад, 23 августа 1918 года, в газете "Известия" появилась одна знаменитая статья, которую позднее очень любили цитировать антикоммунисты. Автором статьи был чекист Мартын Лацис, а называлась она "Законы гражданской войны не писаны".
Но при всём желании полный текст этой статьи не найти в интернете, только отрывочные цитаты (и ещё верные ли?). Я решил восполнить этот пробел и набрал её целиком из пожелтевшей газеты 100-летней давности... И вот что писал в ней Лацис (ниже приводится полный текст статьи):

"Законы гражданской войны не писаны.
Во все почти времена у всех почти народов установившиеся обычаи выливались в форме законов писаных. Капиталистическая война имеет свои писаные законы, установленные в разных конвенциях. По этим законам пленников не расстреливают, санитарных отрядов красного креста не трогают, мирные делегации пользуются правом неприкосновенности; производится обмен военными и гражданскими пленными и т.д. Даже средневековые разбойничьи шайки, и те знали эти законы и часто побеждённому достойному врагу возвращали оружие, оказывая этим особую честь.
Но подойдите вы к нашей гражданской войне, вы ничего подобного не увидите. Вы станете смешными, применяя или требуя применения этих обычаев и законов, считавшихся когда-то священными.Read more...Collapse )

Здравствуй, Совок! Человека судят за анекдот
небесна сотня
lyzakov_pavel


Дизайнерский ватник международного телеканала RT (Russia Today). https://twitter.com/M_Simonyan/status/548486948718133249

Суд в Петербурге 21 августа приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении гражданского активиста и блогера, инвалида 2-й группы Эдуарда Никитина. Он обвиняется в экстремизме за публикацию анекдота в соцсети "ВКонтакте", и по этой статье ему может грозить до пяти лет лишения свободы. Впрочем, как сообщил адвокат Никитина, следствие после проведения психиатрической экспертизы просит суд не привлекать его к уголовной ответственности, а отправить на принудительное лечение. (радио Свобода)

Тут прекрасно всё: и намерение следствия отправить человека в психушку – тоже привет из славных советских времен, и сама тематика анекдотов и картинок, за которые судят. В первом случае это анекдот про выборы и депутатов, а картинка – про так называемых «ватников». Экспертиза, проведенная Еленой Кирюхиной, Татьяной Мамаевой и Резидэ Сахауддиновой признали «ватников» социальной группой, более того! – по словам самого обвиняемого «эксперты почему-то решили, что это определение относится к гражданам России и к русской нации, чего, кстати, на картинке не написано».

Адвокат Эдуарда Никитина Максим Камакин: «Следующая шутка там была под карикатурой – и какой же вывод сделали эксперты: учитывая то, что слово "ватник" используется пользователями определенной категории антирусской, антироссийской направленности в значении унижения, принижения, негативной оценки и очернения русских, надпись "хороший ватник – холодный ватник" воспринимается как пожелание смерти всему русскому народу. То есть эксперт полностью отождествляет слово "ватник" с русским народом, чего мой подзащитный никоим образом не признает. Такие экспертизы основаны полностью на домыслах экспертов, и качество их никуда не годится».

Так что ватники отныне могут быть довольны. Они признаны «социальной группой», более того – практически «всем русским народом»! И официально попали под защиту Фемиды Басмановны, которая теперь за косой взгляд в сторону любой рваной телогрейки будет сажать в психушку или в лагерь. То есть переодевать в эти самые телогрейки – остроумно придумано.

Одно время в левацкой среде было модно называть себя ватниками, бравировать этим, как бы противопоставляя себя «богатеям», «буржуям» и прочим эксплуататорам. Теперь можно надеяться, что желающих приобщиться к этой «социальной группе» станет еще больше. Быть терпилой в политическом процессе – это ж так круто!

"Корнет Оболенский, налейте вина!"...
abvgdoprst
5671_n.П-Ел.jpg5671_n.П-Ел.jpg
https://abvgdoprst.livejournal.com/47957.html , https://www.proza.ru/2018/08/01/1423 (по 2-ой ссылке — этот же материал, с добавлением двух, упомянутых в нём, старых статей):

"КОРНЕТ ОБОЛЕНСКИЙ, НАЛЕЙТЕ ВИНА!"...

Недавно в одной из дискуссий среди весьма известных воронежских демократов, включая даже бывших членов Дем.Союза (в котором я состою более 25-ти лет), я сказал, что Ельцин, на мой взгляд, был лишь чуть-чуть лучше Путина. Значительная часть -- вероятно, даже абсолютное большинство -- участников той дискуссии не согласились с моей столь низкой оценкой деятельности Б.Ельцина. У меня вообще складывается впечатление, что даже среди наиболее разбирающейся в политике части российского общества почти полностью отсутствуют, увы, адекватные представления о том, что на самом деле происходило в нашей стране в "ельцинские" девяностые годы...

Я мог бы целый, так сказать, документальный "роман" написать по данной теме, -- причём, в первую очередь, на основе своего личного опыта, -- однако, этот же опыт говорит мне, что по каким-то причинам всё это почти никому не интересно... Либо -- вообще неинтересно, либо -- столь удалено от распространённых в обществе представлений о тех временах, что воспринимается им, главным образом, как бред сумасшедшего.

Как бы в подтверждение вышесказанного опишу здесь лишь один сравнительно небольшой эпизод. Значительная часть уважаемых читателей, скорее всего, лишь посмеётся над ним. Однако, я ни в малейшей степени, разумеется, не обижусь на это; да и вообще -- смех, говорят, очень полезен для здоровья.

Этот, так сказать, эпизод имел место более 20-ти лет назад. Возможно, кому-то он будет более-менее интересен, однако, думаю, что совсем немногим.

Кстати, это -- действительно всего лишь эпизод (конечно, не самый мелкий, однако и вовсе не самый крупный) из нескольких десятков более или менее аналогичных, имевших место в моей, так сказать, биографии. И об этом, и о некоторых других подобных эпизодах я раза 4 или 5 довольно коротко упоминал в своих заметках и статьях, размещённых в воронежской самиздатской газете "Крамола" (и в бумажных номерах, и на её сайте), а также в нескольких "соц.сетях" и ещё где-то в Интернете. Например -- в более-менее подробном материале "Корпорация убийц" (осень 2007 г. -- https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post273555149/#comment637122902 ) и в короткой статейке под названием "Очередной привет от кровавой гэбни?" (сентябрь 2013 г. -- http://demsoyuz.blogspot.com/2013/09/blog-post_11.html ).

Происходил описываемый здесь эпизод 3-го мая 1996 года... Точнее, начался он ещё 1-го мая... А ещё точнее -- его начало имело место поздним вечером 27-го апреля 1996 г., когда в толпе людей при посадке в троллейбус на воронежской конечной остановке "Машмет" (кажется, официально она называется по-другому -- "Завод ГОО") я получил от некоей мужикоподобной дамы средних лет так называемый "укол зонтиком".

Правда, я совсем не уверен, что это был именно зонтик, т.к. заметил лишь иглу на конце какого-то предмета, находившегося в приоткрытой сумке той дамы. В 2007-ом году я упомянул про это в вышеназванной статье "Корпорация убийц". Прилагаю оттуда часть этого упоминания:

"...когда я поднимался в салон по ступенькам, некий мужик резко сунул мне под ноги какой-то мешок, я с трудом удержался на ногах и успел заметить, что с другой стороны в тот же момент некая невысокая дама средних лет слегка высунула что-то из своей сумки и затем прижала эту сумку к моей руке. Боль я почувствовал почти сразу, но снизу поднималось довольно много народа, и лишь когда меня оттеснили далеко от той дамы, я увидел дырку на рукаве своей куртки, а затем и глубокую колотую ранку на руке под этой дыркой. Минут через десять (во время пересадки) и позднее, когда приехал домой, я попытался высосать и выплюнуть то, что мне вкололи в руку..."

(В скобках могу заметить, что разнообразные подобные методы, так сказать, "политической борьбы", любое упоминание о которых воспринимается примерно половиной или даже большинством читателей либо слушателей как бред сумасшедшего, начались в отношении меня ещё в конце 1993 г., -- очевидно, в связи с написанием, а затем и публикацией в ряде газет моей статьи "Бойкот, который не заметили". Однако, дальнейшее использование против меня подобных бандитских методов было вызвано, скорее всего, в основном другими причинами.)

Утром или в начале дня 1-го мая 1996 г. я впервые ощутил результаты того вышеописанного "укола зонтиком", осуществлённого 27-го апреля. Заключались эти результаты в резком ухудшении самочувствия, а точнее -- во внезапном появлении трудноописуемого и никогда ранее не испытывавшегося мной ощущения того, что вот-вот должен случиться какой-то припадок или, возможно, инсульт. Это очень тяжёлое ощущение, к тому же, периодически ещё больше усиливалось.

Естественно, мне совсем не хотелось, чтобы этот припадок или инсульт случился со мной на глазах моих близких родственников. Так что, почувствовав вышеописанные ощущения, я почти сразу вышел из квартиры и пошёл куда-то по улицам, не особо выбирая направление. Из лекарств у меня был лишь аспирин, и я на всякий случай захватил с собой, кажется, целую пачку, которая в дальнейшем весьма пригодилась, т.к. аспирин на какое-то время устранял или хотя бы ослаблял вышеупомянутое тяжёлое состояние.

Кстати, это состояние было столь тяжёлым и столь совершенно необычным, что у меня сразу исчезли практически все сомнения в том, что оно вызвано именно тем вышеописанным "уколом зонтиком". Причём, когда я вышел из квартиры и пошёл по улицам, то оказалось, что если идти очень быстро, то это тяжёлое состояние почти полностью -- или, во всяком случае, более, чем наполовину -- исчезало. Однако, при замедлении шага оно сразу же снова резко усиливалось. А при остановке становилось совсем плохо, -- так что, я быстро прекратил "эксперименты" с остановками и даже с замедлением ходьбы. Дошёл я таким образом до леса, -- причём, не до ближайшего к нашему дому, а до того, который начинался почти на противоположном конце города (за Северным районом).

Помню, что, войдя в лес, я очень обрадовался тому, что если что-то ужасное там бы со мной случилось, то, скорее всего, никто этого не увидел бы... Ходил я по тому лесу несколько часов, выпив при этом, кажется, 4 или 5 таблеток аспирина. К вечеру мне стало значительно лучше.

И вечером 1-го мая, и практически весь день 2-го, -- когда вышеописанное почти в точности повторилось, однако раз в 5 или даже в 10 слабее, чем 1-го, -- я думал, что выздоравливаю, т.е. что действие вколотых мне веществ (или, возможно, бактерий либо вирусов) уже прекращается. Но это, увы, оказалось совсем не так.

Теперь вставлю сюда короткое, так сказать, "лирическое отступление"... Точнее -- не совсем лирическое... Девяностые годы, когда всё это происходило, сегодня принято представлять себе, на мой взгляд, совсем не адекватно. То есть -- либо в виде какой-то нереальной "махновщины" и мифической "вседозволенности", в виде каких-то пресловутых "лихих девяностых", -- либо в виде десятилетия чуть ли не абсолютной свободы слова и прочих, мол, бескрайних свобод.

На самом деле и с основными свободами, и с этой так называемой "вседозволенностью" (если не иметь в виду вседозволенность "спецслужб" и прочих санкционированных "госструктурами" бандитов) в девяностые годы дела обстояли, мягко говоря, весьма проблематично, -- т.е., почти столь же проблематично, как и в нынешние путинские времена. В первую очередь я имею в виду ту -- основную -- часть девяностых, которая началась примерно в середине 1993 г., -- когда сохранившая свою власть в России партийно-гэбэшная "номенклатура" взяла курс на так называемое "закручивание гаек" и на узурпацию всей власти одной из её так называемых "ветвей". (Кстати, именно летом 1993 г. у меня был многочасовой обыск -- по "уголовному делу" о юридической помощи призывникам, не желающим идти в армию.)

Между прочим, это "закручивание гаек", резко сократившее свободу миллионов и миллионов простых людей, проявилось тогда не только в политических, но и в экономических, и в сугубо, так сказать, бытовых вопросах. Я имею в виду и фактическое восстановление дважды или трижды отменённой так называемой "прописки", и запрет (под видом "упорядочения") ненадолго разрешённой в 1992 г. свободной уличной торговли, и введение -- впервые со сталинских времён -- обязательного предъявления документов при покупке железнодорожных билетов, и запрет -- впервые с ранне-хрущёвских времён -- свободного и не связанного с какими-либо формальными экскурсиями (к тому же, платными) посещения простыми людьми Московского кремля, и введение не только на бесчисленных государственных, но даже и на многих межобластных границах грабительских таможен или запретов на провоз каких угодно продуктов, и очень многое другое...

И всё это -- помимо общеизвестных "прелестей" девяностых годов, вроде безумно-кровавой и невообразимо преступной войны в Чечне, вроде безнаказанных убийств сотен или тысяч ни в чём неповинных людей в Москве -- в ходе военно-гэбистского переворота осени 1993 г., -- вроде начавшихся в девяностых явно гэбистских серийных терактов, вроде многомиллиардной чиновничьей грабительско-мошеннической "спецоперации" под названием "Дефолт", и т.д., и т.п.

Это "лирическое отступление" я вставил сюда, в основном, для тех уваж. читателей, которые почему-то считают, что в девяностых годах в России было что-то вроде расцвета свободы, демократии и прав человека, и поэтому, мол, не могло тогда быть никаких гэбистских "уколов зонтиком" и прочих подобных дел, характерных для нынешней путинщины с её "Новичком" и полонием. Впрочем, надежд на то, чтобы переубедить здесь таких читателей, у меня почти нет.

Подробнее о моём отношении к тому периоду правления Б.Ельцина, постепенно сдавшего власть гэбистам и прочим кровавым "силовикам", можно прочитать, например, здесь -- https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post294105068/ ("У власти в России -- бандиты... И "де-факто", и "де-юре"..."), а также здесь -- https://newsland.com/user/4296711990/content/byl-li-eltsin-agentom-kgb/4001601 ("Был ли Ельцин агентом КГБ?").

Итак, вернусь к маю 1996 года. 3-го мая почти с самого утра стало повторяться то, что было 1-го. То есть -- практически всё вышеописанное, относящееся к этому числу. Однако, повторялось всё это ещё сильнее, ещё интенсивнее, чем было 1-го мая... Правда, были и кратковременные перерывы в этом очень тяжёлом вышеописанном состоянии.

Например, когда я, как и 1-го мая, шёл чуть ли не через весь город пешком в лес, то, вдруг, почувствовал себя значительно лучше, -- настолько лучше, что почти перестал ощущать какое-либо ухудшение своего состояния при замедлении шага. После этого я решил продолжить свой путь к лесу не пешком, а на городском транспорте, точнее -- на трамвае (в те девяностые годы трамваев в Воронеже было много, их тогда ещё не разворовали, не распродали и не ликвидировали полностью чиновники, это случилось уже при путинщине). Ещё точнее -- на одном из трамвайных маршрутов (кажется, на 20-ом), который заканчивался в "студенческом городке ВПИ", расположенном рядом с очень большим лесом.

Однако, туда я тогда не доехал. Лишь несколько остановок смог я тогда проехать на том трамвае, после чего почувствовал себя столь плохо, -- т.е., столь сильным вновь стало ощущение какого-то надвигающегося припадка, -- что с огромным трудом дождался я очередной остановки и сразу же вышел.

Впрочем, вовсе не только в, так сказать, чёрных красках вспоминается мне тот день (3.05.1996 г.). Помню, например, и замечательную ясную майскую погоду, и ощущение почти 100-процентного счастья, возникавшее несколько раз -- и тогда, когда я вышел из квартиры (сильно опасаясь перед этим, исходя из своих ощущений, что не успею выйти и упаду на глазах своих близких родственников в каких-нибудь жутких судорогах или с пеной изо рта), и тогда, когда вышел из того трамвая, и тогда, когда после принятия очередной таблетки аспирина (кажется, у меня было с собой целых две пачки) мне становилось на какое-то время существенно лучше... И -- особенно -- тогда, когда дошёл, наконец, до настоящего, густого и почти совсем безлюдного леса...

Ходил я по этому огромному лесу очень много часов -- не просто до вечера, а до того времени, когда уже полностью стемнело. Почти всё это время -- за исключением последнего часа или полутора часов -- мне казалось, что едва ли я переживу этот день. Помню, что я при этом периодически пил аспирин, -- и сначала после принятой очередной таблетки чувствовал значительное улучшение своего состояния более, чем на час, затем -- минут на 40, а при наступлении вечера -- лишь на 20 минут...

Кстати, я и до сих пор понятия не имею, что именно мне тогда (т.е. 27.04.1996 г.) вкололи на "Машмете" с помощью того "укола зонтиком". И одна из целей написания и публикации этих моих воспоминаний заключается в том, что, возможно, какие-нибудь читатели гораздо лучше меня разбираются в подобных делах, и могут где-то, например, в интернет-комментариях сообщить, исходя из вышеописанных симптомов, что, скорее всего, могло быть в том "зонтике"...

Помню, что тогда -- в конце апреля и, особенно, в первые дни мая 1996 г. -- у меня были самые разные предположения на этот счёт, в том числе -- и далеко не самые правдоподобные. Например, приходили на ум и тот неизвестный гэбистский яд, которым незадолго до того "укола зонтиком" убили очень влиятельного и имевшего оппозиционные взгляды российского банкира Ивана Кивелиди (а также его секретаршу), и другой яд, которым советские и болгарские гэбисты убили (тоже, кстати, с помощью укола зонтиком) в Лондоне болгарского писателя-диссидента Георгия Маркова... Возникали подозрения и насчёт всяких вирусов, которые мне могли вколоть, например -- насчёт вируса бешенства, заболевание которым вроде бы имеет, как говорится, "100-процентную летальность"...

Разумеется, уваж. читатели могут сильно усомниться в том, что моя, так сказать, оппозиционная деятельность была в те годы столь опасной для российских властей, что побудила их на подобные (более-менее многочисленные и довольно разнообразные, как я уже упоминал) "спецоперации" в отношении меня... Честно говоря, если кто-то решил, что автор этих воспоминаний -- сумасшедший, страдающий манией преследования, то у меня нет большого желания переубеждать его в этом. Могу даже добавить, что с октября 1982 г., -- когда я категорически (к тому же, в демонстративной форме) отказался идти в армию и был за это на несколько недель насильственно помещён в "психушку", -- у меня числится так называемый "диагноз" (не признаваемый, правда, практически нигде в мире, кроме России и, возможно, ещё нескольких стран бывшего "СССР") -- "вялотекущая шизофрения"...

Кстати, очень вероятно, что именно этот "диагноз" стал дополнительной причиной подобных "спецопераций" в отношении меня (наряду с написанием мной ряда статей, включая одну из вышеупомянутых -- https://forum-msk.org/material/region/10156880.html , -- а также наряду с моей помощью сотням обращавшихся ко мне призывников, не пожелавших идти в армию, наряду с моим изданием и распространением самиздатской демсоюзовской "Крамолы" и множества разных листовок, наряду с моим участием с разными оппозиционными плакатами -- например, против преступной войны в Чечне -- в воронежских митингах, и т.п.). Дело в том, что наличие в каких-то бумагах этого моего так называемого "диагноза" практически на все 100 процентов гарантирует организаторам и исполнителям тех, начавшихся в конце 1993 года, "спецопераций" (включая вышеописанный "укол зонтиком" и многое другое, отчасти перечисленное и коротко описанное, например, в вышеупомянутой "Корпорации убийц") полную безопасность от каких-либо моих возможных попыток их разоблачения.

Впрочем, понятно, что даже если бы у меня не числился тот "диагноз", назначенный за отказ идти в армейское рабство и прислуживать каким-то бандитам в погонах, то всё равно никакие так называемые "следственные органы", скорее всего, никогда не стали бы всерьёз расследовать какую-либо мою информацию об этих, очевидно, гэбистских "спецоперациях". Однако, формальное наличие у меня того мифического "диагноза", изобретённого в "СССР" для борьбы с диссидентами, вообще свело эту -- и без того микроскопическую -- вероятность практически к абсолютному нулю... Мол, человек больной на всю голову, что с него взять?...

Возвращаясь к апрелю-маю 1996 г., могу ещё упомянуть про два сна, приснившихся мне тогда и очень хорошо запомнившихся. Первый из них приснился где-то в самом конце апреля (после 27-го числа, когда был тот "укол зонтиком"), а второй -- в ночь с 3-го на 4-ое мая. Первый был довольно коротким, в нём я видел весьма длинный зал с накрытыми столами и с выходящими на обе стороны этого зала окнами, за которыми не было видно никаких улиц, а было лишь что-то зелёное, вероятно -- лес. При этом ни в зале, ни за его пределами не было видно ни одного человека, была абсолютная тишина, и, кроме того, почему-то у меня была полная уверенность в том, что этот зал подготовлен для каких-то поминок... А во втором из вышеупомянутых снов я вроде как лежал на спине на каком-то безлюдном пляже и наблюдал при этом, как с меня очень медленно сползает на землю огромное множество разных, никогда не виденных мной ранее, неописуемо ужасных на вид насекомых... Помню, что они были и с какими-то длинными хоботками, и с жуткими клешнями, и с очень длинными то ли усиками, то ли лапками, и с выпученными глазками, -- и при этом сползали они на землю очень-очень долго...

На этом вроде бы можно и завершать данное малоинтересное повествование, однако я ещё не раскрыл здесь смысл его заголовка, взятого из известной песни "Не падайте духом, поручик Голицын!".

Дело в том, что когда я ходил 3-го мая 1996 г. по пригородным воронежским лесам, и мне при этом постепенно становилось всё хуже и хуже (несмотря на аспирин, улучшения от принятия которого становились всё короче и короче), то я вспомнил, как в детстве у меня довольно часто проходила зубная боль -- всего лишь от прослушивания какой-либо пластинки с подборкой хороших мелодичных песен. Правда, боль эта обычно проходила лишь тогда, когда эти песни как бы полностью входили в душу, на какое-то время заменяя собою окружающую реальность... (Кстати, совсем недавно, недели две или три назад, я впервые услышал по радио или по телевизору слово "музыкотерапия", -- тоже, как говорится, "из этой оперы".)

В общем, в тот майский день 96-го года мне начало по-настоящему становиться лучше лишь после того, как я примерно часа 3 или 4 ходил по лесу (не бродил, а ходил довольно быстро, т.к. при замедлении сразу становилось хуже) в почти полной отрешённости от реальности -- и как бы в совершенно полнейшем мысленном погружении и в сюжет, и в музыку той известной песни про "поручика Голицына" и "корнета Оболенского"... А также -- про то, как "четвёртые сутки пылают станицы" и "за нами осталась полоска земли"...

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).

5671_n.П-Ел.jpg5671_n.П-Ел.jpg5671_n.П-Ел.jpg5671_n.П-Ел.jpg